Текст песни Bob Dylan - Лилия, Розмари и Валет Червей

Просмотров: 6
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Bob Dylan - Лилия, Розмари и Валет Червей, а также перевод песни и видео или клип.
Праздники закончились, и лето, как корабль, идёт ко дну
Пусто в кабаре, лишь кто-то с дрелью нарушает тишину.
Не крутится рулетка теперь по вечерам,
Разъехались сограждане обратно по домам.

Он стоял в дверном проёме, вылитый Валет Червей.

Прошёл он в полутёмный зал, украшенный десятками зеркал,
Все разом обернулись, когда он своё приветствие сказал.
С улыбкой на лице вопрос кому-то задал вдруг:
"Когда начало шоу, подсказать мне можешь, друг?"

И сел в углу за столик, один в один Валет Червей.

За сценой две подруги разыгрывали покер возле штор,
У Лилии две дамы, к ним нужна была ещё одна в добор.
Толпа гуляк росла на тротуарах за окном,
Шум улиц доносился, залетая с ветерком.

Сняла с колоды Лилия, и выпал ей Валет Червей.

Биг Джим тузом был в городе, он шахтою алмазною владел,
Роскошные прикиды, как никто, на каждый выход он имел.
Охрана, пачки долларов, серебряная трость, –
Не зная слова «нет», он в жизни брал всё, что бралось.

Но деньги и охрана – ерунда, коль пред тобой Валет Червей.

Надушенная Розмари к пролётке королевою прошла,
"Прости, – шепнула, – милый, я ещё быстрей собраться не могла!",
Ресницами похлопав в оправдание своё.
Но Джим её не слышал, он смотрел как сквозь неё,

Туда, где находился в этот миг Валет Червей.

"Его я где-то видел", – напрягшись, беспокойно думал Джим,
"Может, где на фото? Может, в Мексике давно столкнулся с ним?"
Но вот уже над сценой погашены огни,
Биг Джим и незнакомец – в тёмном зале лишь они;

На сцене та, кому в игре пришёл Валет Червей.

Была принцессой Лилия, белокурой и прелестной, как дитя.
С улыбкой каждый вечер перед публикой на сцену выходя,
Всегда принцесса помнила, что родом из низов,
Обид и унижений натерпелась от тузов.

Мужчины не встречались ей такие как Валет Червей.

Судья вошёл неслышно, сел за дальний стол и начал есть и пить,
И мало кто заметил, что за стенкою закончили сверлить.
Все знали, что у Лилии быть куклой Джима роль,
Сойтись поближе с Лилией не смел бы и король.

Никто не смел бы, разве что один Валет Червей.

Набравшись виски, Розмари смотрелась в отраженье на ноже.
Быть пешкою у Джима надоело ей до чёртиков уже.
Познав немало зла и неудачный суицид,
Решила, что добро ещё хоть раз да совершит.

Пасьянс сложила Розмари, и выпал ей Валет Червей.

Стянула платье Лилия и спрятала подальше на чердак.
«Твоё везенье вышло? Что ж, ты знал, оно дано не навсегда.
Ты испачкаться рискуешь свежекрашеной стеной!
Рада видеть здесь тебя и знать, что ты ещё живой».

Шаги по коридору. Шли туда, где был в тот миг Валет Червей.

В предчувствии событий управляющий покой не мог найти.
Он чуял: в заведении вот-вот должны они произойти.
Он кинулся к судье, но тот уж лыка не вязал…
Актёр в монашьей рясе мимо сцены пробежал.

Но не было актёра лучше, чем Валет Червей.

Как дальше всё пошло, никто не знает до сих пор наверняка,
Дверь в гримёрку распахнулась и раздался звук взведённого курка,
С кольтом и с ухмылкою Биг Джим стоял в дверях,
За ним стояла Розмари с решимостью в глазах.

Она была с Биг Джимом, но в душе её - Валет Червей.

А ниже этажом как раз доделали отверстие в стене,
Очистив сейф, ушли они с добычей солидною вполне.
У речки в темноте команда, спрятавшись, ждала,
Того, кто в городке решал последние дела.

Ни шагу без него! Ведь это был Валет Червей.

Назавтра казнь объявлена. День мрачен, город тучами накрыт.
С раной ножевой в спине под белой простынёй Биг Джим лежит.
Не дрогнув глазом, Розмари взошла на эшафот.
Судья в тот день спиртного не взял ни капли в рот.

Отсутствовал на казни лишь один Валет Червей.

Пусто в кабаре, на входе вывеска «Закрыто на ремонт».
С волос красивых Лилии, как облако, исчезла краска «блонд».
Думы об отце ей часто в голову идут,
В них также часто Розмари, гримёрка, нож и суд
The holidays are over, and summer, like a ship, goes to the bottom
Empty in a cabaret, only someone with a drill breaks the silence.
Roulette is not spinning in the evenings now,
The fellow citizens parted back home.

He stood in the doorway, a spilled jack of worms.

He went into a semi -platform room decorated with dozens of mirrors,
Everyone turned out at once when he said his greeting.
With a smile on his face, he suddenly asked someone:
"When the start of the show, can you tell me, friend?"

And sat in the corner at the table, one into one jack of worms.

Behind the scene, two friends played a poker near the curtains,
Lilia had two ladies, they needed one more in the preliminary.
A gulyak crowd grew on the sidewalks outside the window,
The noise of the streets came, flying with a breeze.

She took off Lilia from the deck, and she fell into a jack of worms.

Big Jim Ace was in the city, he owned a diamond mine,
Luxurious outfits, like no one, he had for every way out.
Security, packs of dollars, silver cane, -
Not knowing the word “no”, he took everything that was taken in life.

But money and security - nonsense, since a jack of worms before you.

Pout rosemary to the queen span passed,
“Sorry,” she whispered, “dear, I could not get together even faster!”
With eyelashes patting in justification of his own.
But Jim did not hear her, he looked like through her,

There, where Valet Cherve was at that moment.

“I saw him somewhere,” Jim thought restlessly,
"Maybe where in the photo? Maybe in Mexico I have been faced with him for a long time?"
But the lights have been repaid over the stage,
Big Jim and a stranger - only they are in the dark hall;

On the stage, the one who came in the game Valet Cherve.

She was a princess Lily, blond and lovely, like a child.
With a smile every night before the public, going on stage,
The princess always remembered that it came from the bottom,
Resentment and humiliation suffered from the aces.

Men did not meet her such as Valet Cherve.

The judge entered inaudibly, sat down at the far table and began to eat and drink,
And few people noticed that they finished drill behind the wall.
Everyone knew that Lilia had a role with a doll of Jim,
The king would not have dared to come closer with Lily.

No one would dare, except that one jack of worms.

Having gained whiskey, Rosemary looked in the reflection on the knife.
She was tired of being ashes at Jim to the Chertikov already.
Knowing a lot of evil and unsuccessful suicide,
I decided that the good at least once committed it.

The solitaire folded the rosemary, and Valet Cherve fell to her.

Lily pulled off the dress and hid it away on the attic.
“Is your luck? Well, you knew, it was not given forever.
You risk getting risked with a freshly coated wall!
Glad to see you here and know that you are still alive. "

Steps along the corridor. We went to where the jack of worms was at that moment.

In anticipation of events, the manager of peace could not find.
He sensed: in the institution they are about to happen.
He rushed to the judge, but he did not knit Lyka ...
The actor in the monastery ran past the scene.

But there was no actor better than a jack of worms.

How everything went on, no one still knows for sure,
The door to the make -up of the makeup swung open and the sound of a cocked trigger rang out,
With a Colt and with a grin, Big Jim stood in the doorway,
Behind him stood Rosemary with determination in his eyes.

She was with Big Jim, but in her soul - Valet Cherve.

And below the floor was just completed a hole in the wall,
Having cleared the safe, they left with the prey quite solid.
At the darkness, the team, hiding, waited, waited,
The one who has decided the last affairs in the town.

Not a step without him! After all, it was a jack of worms.

The next day the execution is declared. The day is gloomy, the city is covered with clouds.
With a knife wound in the back under a white sheet, Big Jim lies.
Without trembling with an eye, Rosemary ascended the scaffold.
The judge did not take a drop in his mouth that day.

Only one jack of worms was absent for execution.

Empty in the cabaret, at the entrance the sign "Closed for repair".
From the hair of beautiful lilies, like a cloud, the blond paint disappeared.
Duma about her father often go to her head,
They also often have rosemary, make -up artist, knife and court
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет